Поиск: 
[О музее]
[Экспозиция]
[Реликвии]
[Деятельность]
[Контакты]
[Сотрудничество]
[Ссылки]



проверка сайта на доступность
С.М.Буденный - официальный веб-сайт маршала СССР



Предыдущая страница Следующая страница

Глава I

Андрей Николаевич родился 29 октября (10 ноября) 1888 г. в селе Пустомазово Тверской губернии (ныне Калининская область) Корчевского уезда Суворовской волости в многодетной семье Николая Ивановича и Анны Васильевны Туполевых.
Анна Васильевна и Николай Иванович Туполевы - родители Андрея Николаевича
Анна Васильевна и Николай Иванович Туполевы -
родители Андрея Николаевича
Анна Васильевна, урожденная Лисицына (1850- 1928 гг.), дочь судебного следователя, родилась в Тифлисе, окончила тверскую гимназию. Свободно говорила по-французски и по-немецки, играла на рояле, сама учила детей и вела домашнее хозяйство.
Николай Иванович Туполев (1842-2911 гг.), по воспоминаниям Андрея Николаевича, был из сибирских казаков, из Сургута. После окончания тобольской гимназии в 1860 г. он начинает работать учителем арифметики и геометрии в березовском уездном училище, а через два года, желая продолжить образование, едет в Москву и поступает в университет. Однако будучи замешанным в студенческих волнениях, диплома не получает и в 1867 г. снова преподает арифметику и геометрию, но уже в углическом уездном училище. Полиция и здесь не оставляет его в покос: с мая 1870 г. Николай Иванович - под негласным надзором. Он уезжает в Тверскую губернию, где занимает должность нотариуса тверского окружного суда по городу Корчеву.
Андрей Николаевич вспоминал, что "отец тяготился службой... и в 1876 г. приобрел небольшой участок земли в 25 км от Кимр, в Тверской губернии, там и обосновался вести сельское хозяйство"1. И далее Андрей Николаевич пишет; "Семья наша была очень дружная и большая.Старший брат Сергей, затем Татьяна, Мария, Николай, Вера, я и Наталья. Мать все свои силы и всю свою душу отдала семье. Я бы не сказал, что семья была патриархальной, семья была, бесспорно, передовая. Жизнь в семье была скромной".
Получив начальное образование дома, Андрей Николаевич в 1901 г. поступил в тверскую гимназию, которую окончил в мае 1908 г. О годах учебы он впоследствии вспоминал:
"Когда мне нужно было учиться, я держал экзамен в гимназию тверскую, держал весной, держал я плохо. Первый мой балл, который я получил, была единица за письменный диктант. Провалился. Летом пришлось заниматься, осенью снова держал экзамены и поступил. Пока дети учились, вся семья наша жила в Твери. Гимназические годы,
Андрей Туполев - ученик Тверской гимназии, 1907г.
Андрей Туполев -
ученик Тверской гимназии, 1907г.
я не могу сказать, чтобы они были какими-то плохими, класс был дружный, правда, хорошо учиться у нас считалось плохим тоном. Поэтому тот, кто был первым учеником, чувствовал себя очень смущенно. Я не отставал от своих сверстников и старался особенно по баллам не выделяться. Был у нас такой преподаватель, которого я всегда вспоминаю с большой сердечностью. Это был Николай Федорович Платонов, преподавал он физику и всех нас, особенно меня, заинтересовал. Он организовал кружок по астрономии, где я принимал деятельное участие и даже делал доклад о происхождении мира. Он давал мне книги, и я должен сказать, что я до сих пор отношусь к нему с большим уважением. Новостью в гимназии был ручной труд. Занимались столярным ремеслом, я делал всякие вещи, которые пошли на выставку в гимназии. Событием, которое оставило след в моей жизни, была поездка, организованная гимназией, в Нижний Новгород, Астрахань, Тифлис, Ростов, Москву. Мне, конечно, очень хотелось поехать в эту поездку, но денег не было. И я предложил директору гимназии заплатить 54 рубля за выставленные мои работы, чтобы ими оплатить расходы по поездке. Через несколько дней меня вызвал директор: "Купить ваши работы нельзя, но общество естестволюбителей (он был его председателем) решило вас отправить за свой счет. Вы должны взять с собой пять рублей на карманные расходы, а поездку оно оплатит". И вот весной 50-60 человек гимназистов месте с тремя-четырьмя преподавателями поехали по России. Это была прекрасная поездка. Очень много я узнал о нашей Родине и еще крепче полюбил ее. Находясь в гимназии, я чувствовал, что мне надо идти по технике, потому что технику я любил. Когда я был у себя в Пустомазове, игрушек у меня никаких не было. Они дорого стоили, и поэтому я делал их из дерева сам. Как правило, это были технические игрушки: то я делал по какой-то книге корабль из дерева достаточно большого размера с оснащением, то делал шлюз и поднял воду на какие-то там 400 миллиметров, то построил лодку, которая управлялась при помощи рук, с двумя колесами".
Осенью 1908 г. Андрей Николаевич Туполев успешно сдал в Москве экзамены сразу в два учебных заведения: ИМТУ и Институт инженеров путей сообщения. Пройдя по конкурсу и в тот, и в другой, он выбрал ИМТУ. В "экзаменационном списке"3 поступивших в 1908 г. в ИМТУ указаны его оценки: русский - 4, алгебра - 5, геометрия - 5, тригонометрия - 5, физика - 3.
О начале учебы Андрей Николаевич позднее вспоминал: "В техническом училище в первый год я занимался очень старательно. Мы в это время жили вместе с братом Николаем, который кончал математический факультет Московского университета. Мы с ним были дружны. Когда уехал мой брат, я остался один в комнате, за которую мы платили пять рублей. Те небольшие деньги, которые были у меня, понемногу вышли. А тогда порядок был такой, что снимающий комнату получает утром самовар, а все остальное должен иметь свое. Когда у меня кончились деньги, мне было стыдно, что хозяйка будет уносить пустой чайник без чая, и поэтому последние заварки я из чайника вынимал и понемногу туда добавлял, чтобы было видно, что я что-то такое пью. Ну потом уже стало совсем плохо. И я решил, что я свое плохонькое пальто заложу в ломбард. Свернув его потихоньку от хозяйки, я ушел искать, где находится ломбард. Но мне казалось, что вся Москва смотрит на меня, как я иду, держа под мышкой свое плохонькое пальто. Я так и не решился дойти до ломбарда и вернулся голодный. К счастью, я тут же, может в этот день или на следующий, получил из дома три рубля".
Однако выбор института был точен, и интерес к учебе настолько велик, что Андрей Туполев "сделал гораздо больше, чем намечалось на первый год", сдав 10 экзаменов и зачетов.
В октябре 1909 г. Н. Е. Жуковский начал читать в ИМТУ курс лекций по воздухоплаванию. (Понятие "воздухоплавание" объединяло тогда вопросы теории, конструирования, производства и использования летательных аппаратов. - Ред.) Он же стал почетным председателем Воздухоплавательного кружка, образованного по инициативе студентов.
Позднее С. А. Чаплыгин писал: "Первые успехи авиации, вызвавшие живой отклик в наиболее активной части русской молодежи, предопределили для А. Н. Туполева направление его жизненного пути, направление, которому он не изменяет ни разу, вступив на него юношей в 1909 году".
В Воздухоплавательном кружке Андрей Туполев появился в декабре 1909 г., когда готовилась выставка к XII съезду естествоиспытателей и врачей с подсекцией воздухоплавания под председательством Николая Егоровича. Андрею Николаевичу запомнился случай, о котором он не раз вспоминал: На эту выставку авиационную, тогда она называлась воздухоплавания, собрали все, что только было в России: летающие змеи, воздушные шары, планеры. Когда я пришел на выставку, я стал помогать поднимать какой-то планер, тут я познакомился с молодым ученым, который и познакомил меня с Николаем Егоровичем Жуковским. Вот с этого и началась моя жизнь в авиации*1. И далее: "К Николаю Егоровичу меня потянуло с первого момента нашего знакомства. Меня потянуло к нему так, как и должно потянуть человека молодого к пожилому, к тому же этот пожилой человек был знаменит. Мне никогда не приходило в голову позволить себе подшутить или неуважительно отнестись к Николаю Егоровичу. Но это не значит, что я боялся произнести лишнее слово, робел или терялся при нем. Дело в том, что он умел создать вокруг себя атмосферу доброжелательной доверчивости.... Он заразил меня одной из самых сильных страстей - страстью к науке".
В апреле 1910 г. в ИМТУ открылась первая воздухоплавательная выставка, организованная студентами-кружковцами. Несмотря на то, что прошло всего четыре месяца с того дня, как Андрей Николаевич вошел в кружок, на этой выставке он уже один из самых активных участников. Изготовленные им модель самолета и плоская аэродинамическая труба привлекают внимание. (Труба, построенная Андреем Николаевичем, в настоящее время экспонируется в зале № 3 музея Н. Е. Жуковского. - Ред.). Журнал "Библиотека воздухоплавания" сообщал: "В особенности интересна модель аэроплана "Антуанетт" последней конструкции (работы студ.-техн. Туполева), очень хорошо выполненная со всеми мельчайшими деталями". И далее: "Общее внимание обращали на себя два прибора, построенные членами Воздухоплавательного кружка, интересные по своей оригинальности и крупным преимуществом перед другими конструкциями. Это - ротативная машина для изучения винтов и поверхностей и труба для изучения в воздушном потоке, позволяющая производить исследования винтов и целых частей аэропланов". Таким было первое упоминание в печати о работах Андрея Николаевича. Сам он впоследствии вспоминал: "Когда Николай Егорович поручил мне постройку, у меня не возникло никаких колебаний..., не задумываясь ни одной минуты, я приступил к делу и стал строить аэродинамические трубы, а ведь тогда никто путем не знал, как их надо строить".
По словам одного из кружковцев, А. М. Шатерникова, "всеми работами по постройке аэродинамических труб руководил Туполев, а во всех работах участвовали кроме него Б. Н. Юрьев, К. А. Ушаков, А. А. Комаров и др. Так были построены и установлены в нашем "зале" (т. е. большой комнате) плоская труба, а затем и круглая, поток в которых создавался вентиляторами, вращающимися от электромотора. Первой вступила в строй в марте 1910 г. плоская труба (плоскопараллельный поток со скоростью 30 метров в секунду, поперечное сечение в рабочей части 150x30 см). Это была первая аэродинамическая труба того времени с потоком такой скорости.
Плоская аэродинамическая труба, построенная А.Н.Туполевым в 1910г.
Плоская аэродинамическая труба,
построенная А.Н.Туполевым в 1910г.
Эта установка являлась основной в лаборатории и, что называется, "верой и правдой" служила до {923 года". С. А. Чаплыгин отмечал, что "аэродинамические трубы, спроектированные и построенные Андреем Николаевичем по поручению Н. Е. Жуковского, положили напало существованию аэродинамической лаборатории Московского высшего технического училища, лаборатории, которая, в свою очередь, явилась ядром, из которого и вокруг которого развилось впоследствии учреждение мирового масштаба - Центральный аэрогидродинамический институт".
На первой воздухоплавательной выставке ИТУ студенты продемонстрировали лишь только самые первые свои работы. Однако Николай Егорович Жуковский, оценивая творческие силы кружковцев Туполева, Юрьева, Ушакова, Сабинина, Архангельского и других, в речи на открытии выставки сказал, что видит в воздухоплавательном кружке ядро будущих научных работников, которые помогут направить авиационное дело в России на надлежащий путь".
Вскоре после закрытия выставки на территории теперешнего Лефортовского парка начались полеты на балансирном планере. "Построенный планер испытывали в первую очередь его создатели: я. Юрьев и Комаров, - вспоминал Андрей Николаевич. - Вышли мы на противоположный училищу берег Яузы.
Н.Е. Жуковский проводит эксперимент в аэродинамической трубе, построенной А. Туполевым
Н.Е. Жуковский проводит эксперимент в
аэродинамической трубе, построенной А. Туполевым
Солнце уже припекало по-весеннему... Управлялся наш планер перемещениями тела пилота, висящего на двух крыльях. А разгонялся он физической силой другого человека. Юрьев "впрягался" в лямку и бежал. Я почувствовал, что земля уходит из-под ног, и полетел. Кто-то успел сделать фотографию... Я упал на землю, но без последствий. Потом пилотом сел Юрьев, а я его возил..." Фотография, о которой говорит Андрей Николаевич, была помещена в первом номере журнала "Бюллетени Московского общества воздухоплавания" за 1910 г., это была первая его фотография, помещенная в печати.
Следующим шагом в деятельности кружка было создание собственного аэроплана. Начало фонду на его постройку положили частные пожертвования, часть средств была собрана от продажи билетов на воздухоплавательную выставку. После выставки ".. - фонд для постройки аэроплана возрос до 2000 руб., - сообщалось в том же журнале, - поэтому было постановлено приступить к немедленной его постройке. В течение минувшего лета под руководством избранной комиссии в составе трех членов кружка - Юрьева, Туполева и Комарова - производилась  постройка  аэроплана  типа  Блерио XI. В настоящее время корпус аэроплана совершенно закончен и по получении уже выписанного из Парижа мотора Anzanl I 25HP будет начата  окончательная сборка". Это было первое сообщение в печати об участии Андреи Николаевича Туполева в постройке самолета. Одновременно об этом сообщали и некоторые газеты. "Упоминание нашей работы в широкой московской прессе, - вспоминал Андрей Николаевич впоследствии,- вдохновляюще действовало на членов кружка и неплохо воспринималось в училище. На нас после таких выступлений газет начинали с особенным  уважением смотреть товарищи из других институтов, знакомые девушки...  Хотелось сделать  еще и еще что-то такое, о чем написали бы газеты".
Протокол ареста. Заполнен А. Туполевым 1911г.
Протокол ареста.
Заполнен А. Туполевым 1911г.
Деятельность кружковцев, значимость созданной с их участием аэродинамической лаборатории ИТУ высоко оценил Н. Е. Жуковский в своей речи на заседании памяти X. В. Леденцова в декабре 1910 г.: "... она основалась только прошлой весной благодаря энергичной работе воздухоплавательного кружка ... Эта лаборатория разрастается и скоро встанет в ряд лучших аэродинамических институтов".
Весной 1911 г. работа Андрея Николаевича в лаборатории и учеба были неожиданно прерваны.
Известен документ Московского охранного отделения от 8 марта 1911 г.: "Получив сведения, дающие основания подозревать Туполева в политической неблагонадежности, произвести обыск, задержать, независимо от результата обыска." Сразу после первого обыска он был арестован, но в этот же день освобожден. При повтор-лом обыске 13 марта Туполева дома не оказалось, но, как сказано в протоколе обыска, "при входе в общежитие у почтальона было взято письмо на его имя с протоколом общего собрания коалиционного комитета". На конверте было написано, не Туполеву, а Туполеву, но номер квартиры по улице Коровий брод (ныне 2-ая Бауманская) указан тот (№ 33), где жил Андрей Николаевич. Ему было предписано явиться в полицейский участок. 14 марта он был посажен в Арбатский полицейский Туполеву, а Тупулеву, но номер квартиры по улице Коровий брод (ныне 2-ая Бауманская) указан тот (№ 33), где жил Андрей Николаевич. Ему было предписано явиться в полицейский участок. 14 марта он был посажен в Арбатский полицейский дом. Андрей Николаевич был обвинен в предоставлении своего адреса "для сношений городских коалиционных комитетов высших учебных заведений в Петербурге и Москве в целях объединения этих заведений в проведении забастовок".
Протокол ареста. Заполнен А. Туполевым 1911г.
Протокол ареста.
Заполнен А. Туполевым 1911г.
Одним из первых спешит выручить своего ученика Николай Егорович, направляя в охранное отделение записку о его занятости. В "Деле" охранного отделения сохранилась эта записка:
"Студент ИТУ Туполев весь академический год занимался у меня в аэродинамической лаборатории. С середины января ему была поручена установка круглой всасывающей трубы. Каждый день он проводил время с 7 час, утра до 7 час. вечера в аэродинамической лаборатории и в учебной мастерской на этой работе". То есть Жуковский хочет сказать, что времени на "посторонние" занятия у Туполева не было.
Директор ИМТУ А. Гавриленко (как полагал потом Андрей Николаевич, по просьбе Н. Е. Жуковского) в письме на имя московского градоначальника генерал-майора А. А. Адрианова ходатайствовал: ". ..Принимая во внимание, во-первых, что Туполев принадлежит к числу студентов, исправно занимающихся учебными занятиями, в особенности в интересующей его области - аэродинамике, во-вторых, что за все время пребывания своего студентом Училища Туполев ни в чем предосудительном в стенах Училища замечен не был,... позволяю себе покорнейше просить Ваше Превосходительство о распоряжении освободить студенте Туполева из-под стражи".
Несмотря на ходатайства, Андрей Николаевич был освобожден только 21 апреля для участия в похоронах отца, умершего 19 апреля.
Дело по охранению общественной безопасности и порядка в Москве. Титульный лист
Дело по охранению
общественной безопасности
и порядка в Москве.
Титульный лист
Из документа от 11  мая 1911 г.  "Дела охранного отделения": "...по  рассмотрению  особым  совещанием обстоятельств дела студента ИТУ А. Н. Туполева, изобличенного  в предоставлении  своего  адреса  для  сношений городских коалиционных комитетов высших учебных заведений по проведению забастовки, Министр Внутренних  Дел постановил: воспретить  А.  Н. Туполеву  жительство в  столицах, столичных губерниях и городах, где имеются высшие учебные заведения, на один год". И уже 28 мая 1911 г. А. Н. Туполев был исключен на год из ИТУ. В мюле 1912 г. он пишет прошение на имя директора ИТУ с просьбой о восстановлении в училище. Разрешение на обратное зачисление в училище было дано 10 августа 1912 г., и Андрей Николаевич, видимо, воспользовался этим  для  сдачи некоторых экзаменов, не  приступая  к  систематическим  занятиям. В  декабре 1912 г. и январе 1913 г. он сдал два экзамена.
Без малого два с половиной года провел он в деревне, занимаясь делами, далекими от авиации:
Дело концелярии ИМТУ. Увольнение студентов в 1911г. Титульный лист
Дело концелярии ИМТУ.
Увольнение студентов в 1911г.
Титульный лист
"Мне сказали, - вспоминал Андрей Николаевич, - что в обе столицы въезд мне будет воспрещен в течение трех лет. И я вернулся в Корчев...Мне выпала тяжелая обязанность похоронить отца... Дела наши шли не очень хорошо. Но я был молод и силен. Я хорошо обработал землю, произвел посадку овощей, и дела начали постепенно поправляться".
6 февраля 1913 г. был отменен "полицейский розыск" (надзор) А. Н. Туполева, а осенью этого года он вновь появляется в ИТУ и продолжает работу в аэродинамической лаборатории. "Андрей Николаевич быстро становится одним из активнейших работников, проявляет разнообразные способности конструктора и научного исследователя и становится ближайшим учеником Николая Егоровича Жуковского,
Письма о разрешении обратного приема в ИМТУ, 1912г.
Письма о разрешении обратного
приема в ИМТУ, 1912г.
с которым остается неразрывно связанным до смерти Николая Егоровича", - писал академик С. И. Чаплыгин.
С начала войны 1914 г. аэродинамическая лаборатория стала получать заказы военного ведомства на продувки и исследования элементов самолетов, находившихся на вооружении русской армии. Эти заказы позволили поднять вопрос о новом оборудовании лаборатории. Под руководством А. Н. Туполева начались исследования по трубам: "...были построены и экспериментально исследованы их многочисленные модели. Андрей Николаевич вел в эти годы большие исследования по аэродинамическим трубам и выработал оригинальную форму замкнутой трубы ...
Письма о разрешении обратного приема в ИМТУ, 1912г.
Письма о разрешении обратного
приема в ИМТУ, 1912г.
На возможность постройки обратных диффузоров указал в России впервые в 1916 г. А. Н. Туполев. Смысл этого устройства заключается в возможности получить сравнительно короткую трубу, что важно для уменьшения размеров здания" .Сам Андреи Николаевич в декабре 1918 г. писал в автобиографии: "... В 1915 году разработал и выполнил рабочие чертежи аэродинамической трубы замкнутого типа системы А. Н. Туполева" . (Труба проектировалась для Центральной научно-технической лаборатории в Петрограде.- Ред.). "Значение и глубина этой работы далеко выходили за рамки частного значения проектирования петроградской трубы: когда а 1923 г. ЦАГИ приступил к созданию новых, отвечающих последним требованиям лабораторий, идеи Туполева были полностью использованы, и большая аэродинамическая труба ЦАГИ является в основном осуществлением типа, намеченного работами Туполева",-так оценил значение ранних работ Андрея Николаевича С. А. Чаплыгин в 1933 г.
Возрастание объема расчетно - испытательных работ, проводимых аэродинамической лабораторией для нужд армии, требовало создания научного центра с постоянным штатом. Когда инициатива Н. Е. Жуковского по созданию такого центра была поддержана военными, 1 июля 1916 г. впервые в России было организовано авиационное Расчетно-испытательное бюро (РИБ)..
А.Н. Туполев (первый слева) в комиссии по обследованию аэроплана В.А. Слесарева, Петербург (Гатчина), 1915г.
А.Н. Туполев (первый слева)
в комиссии по обследованию аэроплана
В.А. Слесарева, Петербург (Гатчина), 1915г.
Во главе его стал профессор Н. Е. Жуковский, один из его помощников - студент А. Н. Туполев. Вместе с ним пришли в РИБ бывшие кружковцы А. А. Архангельский, В. П. Ветчннкин, К. А. Ушаков, А. А. Микулин, Б. С. Стечкин и другие. Созданное на базе студенческого Воздухоплавательного кружка РИБ стало центром, решающим теоретические и практические задачи авиации. Исследования РИБ по аэро и гидродинамике определили основные направления деятельности организованного впоследствии ЦАГИ.
Первая должность студента Туполева в РИБ - заведующий лабораторными установками. К этому времени лаборатория ИМТУ располагала прибором для испытания винтов в натуральную величину и четырьмя трубами: одна плоская (сечение 1,5x0,3 м, скорость потока 25 м/с), две круглые (диаметр 1 и 1,5 м, скорость потока 30 и 36 м/с) и еще одна малая круглая труба (диаметр 0,3 м, скорость потока 60 м/с). Большая труба диаметром 3 м еще не была оборудована мотором. Помимо исследовательской работы в аэродинамической лаборатории Андрей Николаевич проводит и аэродинамические расчеты. С 1917 г. он "состоял заведующим аэродинамическими расчетами в РИБ".
Николай Егорович Жуковский, 1916г.
Николай Егорович Жуковский, 1916г.
В архивах РИБ частично сохранились такие работы, как аэродинамический расчет истребителя братьев Косяненко (октябрь 1916 г.), графоаналитический расчет центра парусности моделей аэроплана проф. Г. А. Ботезата (февраль 1916 г.), аэродинамические расчеты аэропланов {Нью-гюр XI", "Анатра" и др., проведенные или проверенные А. Н. Туполевым.
В 1915-2916 гг.  Николай Егорович еще раз  привлекаем своих учеников к участию в работе ряда комиссий. Так, в мае 1915 г. вместе с А. А. Архангельским, Б. С. Стечкиным, В. П. Ветчинкиным Андрей Николаевич командируется в Петроград в составе комиссии по обследованию тяжелого аэроплана В. А. Слесарева, а в ноябре 1916 г. Н. Е. Жуковский рекомендует студента Андрея Туполева в комиссию по разработке норм прочности аэропланов. В этой комиссии кроме Николая Егоровича- профессора А. П. Фан дер Флит, Г. А. Ботезат (крупные специалисты в области аэродинамики), профессор С. П. Тимошенко (известный ученый-прочнист). Привлечение студента к работе в столь авторитетной комиссии - несомненное свидетельство веры Николая Егоровича в огромные творческие способности своего ученика, разносторонность таланта которого определила широту тематики работ, поручаемых ему.
В январе 1917 г. Андрею Николаевичу совместно с Г. И. Лукьяновым поручается написать статью "Исследование моделей Ботезата"; одновременно А. Н. Туполеву совместно с В. П. Ветчинкиным было поручено подготовить данные о сортаменте труб, необходимых для механической лаборатории. Выяснение причин катастроф самолетов "Фарман-30" по заданию Управления Военно-Воздушного Флота (УВВФ) также было выполнено А. Н. Туполевым совместно с В. П. Ветчинкиным и Н. И. Ивановым; меньше чем через месяц работы они высказали соображения по поводу причин катастроф и способов их предупреждения.
Революционные события в России не прервали работы в РИБ. "Октябрьская революция, призвавшая к широкой деятельности все творческие силы страны, нашла живой отклик в Н. Е. Жуковском и небольшой группе окружавшей его молодежи. Год Октябрьской революции для этой группы - год выхода на поле широкой созидательной деятельности, год перехода к развертыванию этой работы в масштабе, достойном великой страны победившего пролетариата," - писал С. А. Чаплыгин. Об этом времени Андрей Николаевич вспоминал: "Когда пришла Советская власть, у Николая Егоровича появилась возможность работать шире и быть полезным Родине; никто из нашего коллектива ни одной минуты не колебался. Отсюда та жизненность и то развитие, которое получили в дальнейшем его идеи в работах его учеников". Несколько позже, уже после образования ЦАГИ, в "Сведениях о сотрудниках" в графе "с какого времени на советской службе" и у Н. Е- Жуковского и у А. Н. Туполева записано:  "С 7 ноября 1917 года."
"РИБ стало советской научно-исследовательской организацией до всяких официальных преобразований",- писал К. А. Ушаков, и естественно, что Николай Егорович уже в декабре 1917 г. направляет в ГУВВФ в качестве отчета о деятельности РИБ "Труды РИБ I выпуск, Аэродинамический расчет аэроплана" под редакцией Н. Е. Жуковского, Г. И. Лукьянова и А. Н. Туполева". В "Примечании" к "Трудам" отмечено участие в этой работе Андрея Николаевича: "... в I и VI главах приняты методы исследования, предложенные и разработанные Туполевым. ...А, Н. Туполевым введено в жизнь применительно к расчету аэропланов понятие об идеальном и относительном КПД винта, в главах VII и VII/ принят метод исследования, разработанный А. Н. Туполевым и Н, С. Некрасовым",
Заголовки указанных в "Примечании" глав дают некоторое представление о существе работ, проведенных Андреем Николаевичем. Позднее, в мае
1918 г., Николай Егорович в "Историческом очерке деятельности РИБ за два года" снова представляет техническому комитету ГУВВФ в числе других работы Андрея Николаевича. Кроме ранее указанных в "Примечании" к "Трудам" дополнительно названы следующие его разработки: "...сети для аэродинамического расчета аэропланов, принимая во внимание действие винта, метод определения угла заклинения пропеллера"; и далее говорится о проведенном им "проектировании всех приборов для аэродинамической лаборатории и большой железобетонной аэродинамической трубы Высшего московского технического училища".
Обложка Труды РИБ, 1917г.
Обложка Труды РИБ, 1917г.
Летом 1918 г. в "Списке лиц", работающих в РИБ А. Н. Туполев - заведующий аэродинамическими расчетами и проектированием приборов.
Еще в 1916 г., учась в ИТУ н работая в РИБ, Андрей Николаевич некоторое время заведовал гидропланным отделом завода "Дукс", где руководил проектированием гидроплана. "...Думаю, что по рекомендации Николая Егоровича Жуковского, - вспоминал он, - когда предприниматель по постройке самолетов (а в это время уже начали строить самолеты, в основном по заграничным лицензиям) решил строить гидросамолет, я стал работать по проектированию и по постройке гидросамолета на заводе "Дукс". Конечно, опыт у меня был ничтожен, но охота была очень большая. Ну, понемножку создалось конструкторское бюро. Большинство людей было совершенно новых, но были несколько человек, которые уже раньше работали в конструкторских бюро. Начали строить гидросамолет. В это время технический директор "Дукса" приехал из Франции и привез патент на постройку французского гидросамолета. Меня даже не вызвали, не сказали, что не будут строить спроектированный мною самолет, а просто через третьих лиц стало известно, что строить будут заграничный, по привезенным чертежам, а нашу работу делать не будут. Я был молодой, обиделся, забрал свои чертежики и вернулся обратно, в Техническое училище. Так кончилась моя первая самостоятельная работа по авиации в старое время". Однако "чертежики" пригодились. Эта работа Андрея Николаевича "не пропала даром" - часть ее стала основой его дипломного проекта.
11 июня 1918 г. Андрей Николаевич защитил в Государственной испытательной комиссии МВТУ "Специальный проект" - "Опыт разработки гидроплана по данным испытаний в аэродинамических трубах" и подучил звание инженера-механика (с отличием). В это время (15-25 июня) в Москве проходил II Всероссийский (первый советский) авиационный съезд, на котором Н. Е. Жуковский, оценивая значимость дипломной работы Андрея Николаевича, сказал: "...из наших работников шесть человек представили проекты аэропланов новых систем и получили звание инженеров-механиков. Один из этих проектов - гидроплан, представленный нашим инженером Туполевым, представляет выдающееся исследование, как он подымается с воды, как садится на воду, и благодаря исследованию молодого ученого, который воспользовался английскими опытами, это дело вполне выяснилось. Если бы эти исследования были напечатаны, то они составили бы славу для русской ученой авиации".
Список студентов, экзаминовавшихся 11 июня 1918г, подписаный Н.Е. Жуковским
Список студентов,
экзаминовавшихся 11 июня 1918г,
подписаный Н.Е. Жуковским
Столь высокая оценка дипломного проекта своего ученика делала естественным н следующий шаг Николая Егоровича - рекомендацию к оставлению его в училище "для подготовки к преподавательской деятельности". Эта рекомендация была заслушана 3 июля 1918 г. на заседании механического факультета, где А. Н. Туполев "был подвергнут закрытой баллотировке, давшей ему 17 белых шаров и 1 черный шар". На основании этого голосования кандидатура Андрея Николаевича была представлена в совет Училища, который на заседании 16 сентября 1918 г, постановил: "...представить в Комиссариат Народного Просвещения А. Н. Туполева как достойного кандидата на получение стипендии для приготовления к преподавательской деятельности".
В 1920 г. Андрей Николаевич читал в МВТУ курс "Основы аэродинамического расчета" и руководил "специальным проектированием". ("Дипломным проектированием", по аналогии со "специальным проектом", как называли тогда дипломный проект. - Ред.} В сохранившемся документе о собрании преподавателей МВТУ 24 октября 1921 г. говорится: "... А. Н. Туполеву поручается "Теория аэропланов" в объеме 1,5 семестра часовых лекций и упражнений, "Теория гидропланов"- 2 семестра часовых лекций и 2 семестра часовых упражнений, "Нормального и специального проектирования гидропланов" - 2 часа и заведование гидроавиационной лабораторией с 1 июля". Некоторое время Андрей Николаевич преподавал курс "Гидроавиация" в институте Красного Воздушного флота им. Н. Е. Жуковского.
В 1933 г. С. А. Чаплыгин, оценивая педагогическую деятельность Андрея Николаевича, писал: "Никогда не считая педагогическую работу своей основной, А. Н. Туполев уделял ей всегда часть своего чрезвычайно заполненного времени, продолжает уделять и сейчас, руководя кафедрой гидроавиации в МАИ."
Еще в 1918 г. Андрей Николаевич предложил Н. Е. Жуковскому использовать с целью расширения объема работ по аэродинамическим исследованиям помимо лаборатории МВТУ недавно образованный экспериментальный институт путей сообщения (ЭИПС). Впоследствии он писал об этом: "В августе 1918 г. принялся за организацию аэродинамического отдела экспериментального института путей сообщения, где и состоял с 1-го сентября помощником заведующего аэродинамическим отделом и заведующим частью аэродинамического расчета гидроавиации и аэродинамических установок"
Работа Андрея Николаевич в институте продолжалась всего несколько месяцев, так как аэродинамический отдел закрыли.
Н.П. Горбунов
Н.П. Горбунов
"Руководству путей сообщения, находящемуся в то время в очень трудном положении,- вспоминал Андрей Николаевич, - было совсем не до нас. Они стали нам говорить, что вот, собственно говоря, снежные заносы, это, говорят, наше дело, ветряки - это наше дело. Но самолеты - они нам в тягость".
Событием, определившим дальнейшую научную деятельность Н. Е, Жуковского и его учеников, стало учреждение в августе 1918 г. Научно-технического отдела (НТО) при Всероссийском Совете Народного Хозяйства (ВСНХ) по декрету, подписанному В. И. Лениным. Возглавить НТО Владимир Ильич поручил секретарю Совнаркома Н. П. Горбунову. Одной из основных задач вновь созданного отдела было "установление контакта со всеми ... научными учреждениями Республики, могущими быть полезными в организации народного хозяйства, и наряду с этим осуществление новых производств, подготовленных лабораторными исследованиями". Декрет Совнаркома делал реальными давние, еще "дореволюционные" планы Н. Н. Жуковского и его учеников о создании специального аэродинамического института. Исследования в аэродинамической лаборатории ИТУ, экспериментальные работы и расчеты в РИБ по объему и широте направлений были фактически работами института.
С предложением об организации центра аэродинамических исследований Н. Е. Жуковский и А. Н. Туполев обратились в НТО ВСНХ. Андрею Николаевичу на всю жизнь запомнился, видимо, первый визит к Н. П. Горбунову: "Мы вошли с Николаем Егоровичем в помещение бывшей консистории (Консистория - административное учреждение русской церкви. - Ред.) на Мясницкой (ул. Кирова), занимаемое Научно-техническим отделом. Мы попали в большую комнату, в которой стоял стол и два стула. На одном сидит Николай Петрович Горбунов. Другой стул предоставлен был Николаю Егоровичу. Для меня стула уже не нашлось". Как не раз потом вспоминал Андрей Николаевич, в одно из таких посещений Николай Петрович Горбунов, с одобрения В. И. Ленина, дал принципиальное согласие на создание института. "Нам был дан срок полтора месяца для того, чтобы мы подготовили соответствующее положение об этом институте", - говорил Андреи Николаевич.
Вся подготовительная работа была завершена гораздо быстрее, чем предполагалось. Этому способствовала прежде всего поддержка Николая Петровича Горбунова: уже 30 октября он созвал совещание коллегии НТО, на котором обсуждался вопрос о проекте учреждения аэродинамического института. В Постановлении коллегии НТО ВСНХ было записано: "... Считать учреждение института .., преждевременным". Однако этим же Постановлением в НТО создавалась аэрогидродинамическая секция и назначалась ответственная коллегия этой секции "в составе проф. Н. Е. Жуковского в качестве специалиста по научной части и А. Н. Туполева в качестве специалиста по технической части".
К работе в секции Андрей Николаевич приступил уже 1 ноября 1918 г.. На первом заседании коллегии секции (3 ноября 1918 г.) председателем коллегии был избран Н. Е, Жуковский. Андрей Николаевич Туполев был избран товарищем председателя этой коллегии 28 ноября 1918 г., после того как был подготовлен и направлен в НТО ВСНХ проект "Положения о ЦАГИ".
В течение ноября в соответствии с решением коллегии НТО ВСНХ от 30 октября 1918 г. разрабатывались практический проект учреждения, проект положения и порядок развертывания работы аэрогидродинамического института. Об активной роли Андрея Николаевича в этот подготовительный период свидетельствуют сохранившиеся протоколы заседаний секции. На втором заседании секции 6 ноября 1918 г. ему поручается "подготовить материалы к открытию нескольких отделов института в ближайшее время", а на заседании 9 ноября - "разработать вопрос об общем положении и заполнении штатов". На заседании коллегии секции 11 ноября Андрей Николаевич представляет проект предварительной структуры ЦАГИ, в котором намечено создание сначала пяти, а затем семи ведущих отделов, в том числе общетеоретического, авиационного, ветряных двигателей, изучения и разработки конструкций.
19 ноября "проект "Положения о ЦАГИ" был обсуждением закончен", подготовительная организационная работа была тем самым завершена. Видимо, всю эту работу имел в виду Андрей Николаевич, когда в 1920 г., писал в "Жизнеописании": "В ноябре я принялся за организацию Центрального аэрогидродинамического института". 23 ноября - проект "Положения о ЦАГИ", подписанный Н. Е. Жуковским, А. Н. Туполевым и И. А. Рубинским, был направлен в НТО ВСНХ. В разделе "Управление институтом" "Положения" было записано: "(Институтом управляет коллегия из трех лиц: 1) специалиста по научной части; 2) специалиста по технической части и 3) специалиста по хозяйственно-финансовой части".
Таким образом, коллегия аэрогидродинамической секции в составе Н. Е. Жуковского, А. Н. Туполева и И. А. Рубииского стала первой коллегией ЦАГИ.
В своем докладе НТО ВСНХ Николай Егорович сообщал: "Центральный аэрогидродинамический институт начал функционировать с 1-го декабря 1918 г. согласно постановлению научно-технического отдела ВСНХ. Председатель НТО Н. П. Горбунов в "Кратком докладе" В. И. Ленину сообщал: "Аэродинамический институт организован НТО в середине ноября 1918 г.", видимо, имея в виду 11 ноября, когда Андрей Николаевич представлял проект структуры института на заседании секции. В этом же докладе далее сообщалось: "... руководитель института профессор Н. Е. Жуковский, заведующий авиационным отделом инж.-механик А. Н. Туполев".
Из протокола №2 заседания коллегии аэрогидродинамической секции НТО ВСНХ от 6 ноября 1918г.
Из протокола №2 заседания
коллегии аэрогидродинамической
секции НТО ВСНХ от 6 ноября 1918г.
"... С первых, же дней своего существования, - писал С. А. Чаплыгин, - ЦАГИ наметил свою, отличную от других институтов того времени линию поведения-линию работы непосредственно в сфере практических запросов пострадавшего до основания народного хозяйства. А. И. Туполев, обнаруживший уже в этот период крупнейший организаторский талант, был не только идеологом этого направления, но и одним из самых энергичных его деятелей".
Из протокола №2 заседания коллегии аэрогидродинамической секции НТО ВСНХ от 6 ноября 1918г.
Из протокола №2 заседания
коллегии аэрогидродинамической
секции НТО ВСНХ от 6 ноября 1918г.
Уже в проекте "Положения о ЦАГИ" Андрей Николаевич сформулировал задачи всех отделов института. Хотя своим отделом он мыслил тогда авиационный с "подотделом винтомоторных групп", для нас представляют интерес те задачи, которые, как было записано в Проекте, предстояло решать другому отделу - отделу "изучения и разработки конструкций".
Страницы проекта Положение о Цаги с подписями Н.Е. Жуковского и А.Н. Туполева, ноябрь 1918г.
Страницы проекта "Положение о Цаги"

с подписями Н.Е. Жуковского и
А.Н. Туполева, ноябрь 1918г.
Задачи теоретического и опытного изучения существующих аэропланных конструкций, а также "... проектирование новых типов аэропланов, удовлетворяющих постановленным заданиям" записаны не за авиационным отделом, однако указано: "Работа производится вместе с общетеоретическим и авиационным отделом". Таким образом, с момента подготовки проекта "Положения о ЦАГН" Андрей Николаевич четко знал, что задачей его отдела будет "научное определение наилучших с аэродинамической стороны элементов и их сочетаний для различных типов аэропланов, производство опытных аэродинамических исследований", а главное - проектирование новых типов аэропланов.
Вновь созданный институт однако не имел ничего, чтобы практически приступить к осуществлению своих планов, поэтому первоочередной задачей, которую предстояло решить, было изыскание необходимых средств для развертывания института, и Андрей Николаевич срочно подготавливает смету. 4 декабря 1918 г. по его докладу на коллегии НТО ВСНХ было вынесено постановление: "Смету Аэродинамического института на окончание 1918 года утвердить в сумме 212650 рублей, одновременно Управлению Делами НТО в спешном порядке перевести эту сумму в распоряжение Высшего Московского Технического Училища на содержание Аэродинамического института".
Одновременно, по представлению Андрея Николаевича, была утверждена с небольшими поправками и смета на начало 1919 г. Как только первые денежные средства были получены, встал вопрос о приобретении необходимого оборудования, материалов. 12 декабря коллегия ЦАГИ постановила "Приобрести готовые материалы для замкнутой аэродинамической трубы системы А. Н. Туполева".
За подписью товарища председателя коллегии инженера-механика А. Туполева в НТО ВСНХ в декабре были получены три письма.
"Настоящим просим Вас ходатайствовать перед Автоотделом Московск. Окружи. Отд. Военно-Инженерного управления выдать паи разрешение на получение из имеющихся на центральном складе автоимущества старых машин 3-й категории, части которых будут нами использованы для изготовления необходимых для нас приспособлений;
одно шасси Хампобиль,
2 мотоциклетки,
4 колеса  металлических тангентных раз. 815"Х105",
4 колеса металлических тангентных раз. 28"ХЗ"".
"Настоящим просим Вас ходатайствовать перед Центральной Автосекцией выдать нам одну мотоциклетку, необходимую для обслуживания нужд Гидроаэродинамической Секции Научно-Технического Отдела ВСНХ. Означенная просьба вызвана крайней необходимостью иметь возможность доставлять небольшие количества закупаемых материалов, приборов и инструментов. Прицепная колясочка, необходимая для этого, будет изготовлена нашими средствами". (В документах и письмах декабря 1918 г. употребляется еще название "Секция" вместо института. - Ред.)
"Настоящим просим Вас ходатайствовать перед Центральной Автосекцией о выдаче нам для наших мотоциклов покрышек и камер, крайне необходимых нам, так как наши мотоциклетки, обслуживая нужды Секции, производят перевозку закупаемых нами материалов; всякая доставка иным путем неудобна и крайне дорога".
Не слишком велики запросы "товарища председателя", согласного изготовить "прицепную колясочку" собственными средствами, да и приобретаемые материалы еще не слишком объемны, если "мотоциклетки производят их перевозку". Но уже 24 декабря НТО ВСНХ дает указание финансовому отделу: "Научно-технический отдел просит открыть кредит Аэрогидродинамическому институту на оборудование и содержание в сумме 212650 p. и выдать тов. председателя коллегии Института- А. И. Туполеву аванс в размере 10000 руб. на организационные расходы.
Право подписывания платежных документов, за исключением требовательных ведомостей на вознаграждение постоянным сотрудникам, которые будут скрепляться подписью управляющего делами НТО, предоставляется в пределах сообщаемого расходного расписания председателю коллегии проф И. Е. Жуковскому и товарищу председателя коллегии инж.-механику А. И. Туполеву, засвидетельственные подписи которых при сем прилагаются".
Получив столь высокие полномочия, Андрей Николаевич уже 27 декабря направляет в НТО ВСНХ за своей подписью семь списков на необходимые для института материалы, оборудование, инструменты, инвентарь и прочее. В этих списках, к примеру, лесоматериалы (доски до 50 шт.), железо сортовое (не более 15-20 пудов каждого сортамента), алюминий листовой 4 мм (1 пуд 20 фунтов), хомутики токарные - 8 шт., ножовки- 4 шт., фуганок-2 шт., лопаты - 2 шт., гайки 3/4"- 150 шт., гайки 1/2"- 130 шт., гвозди- 10 пудов; и рядом: строгальный станок - один, фрезерный станок- один, письменных столов - два, а чертежных - всего шесть. Списки, направленные в ВСНХ, - свидетельство того, как немного мог себе позволить "товарищ председателя коллегии" вновь созданного института.

В уже упоминавшемся докладе о деятельности ЦАГИ за четыре месяца Н. Е. Жуковский сообщает о работе авиационного отдела, возглавляемого Андреем Николаевичем. В числе выполненных работ указаны полные аэродинамические расчеты аэропланов "Виккерс", DH-4, "Спада", систематизация продувок профилей, ряд работ по улучшению аэродинамических труб, обработка результатов серии испытаний (в том числе по оптимизации межвагонного промежутка поездов) и ряд конструкторских работ.
Среди выполненных работ указывается и еще одна: "Кроме того, сотрудники отдела участвовали в разгрузке таможни, что дало возможность обогатить мастерскую и лабораторию целым рядом чрезвычайно ценных станков и приборов". Видимо, об этом "обогащении" свидетельствуют документы архива: телефонограммой от 26 марта 1919 г. Н. П. Горбунов разрешает: "...выдать из Московских таможен два тягомера гидродинамическому институту".
А.Н. Туполев, жизнеописание
А.Н. Туполев, жизнеописание
Через несколько дней к Горбунову за подписью Туполева поступает еще одна телефонограмма: "Прошу срочно возбудить ходатайство об утверждении за институтом универсального фрезерного станка Броун и Шарп со склада № 22". На телеграмме пометка "спешная - 3 ч. 15 м.". Н. П. Горбунов уже в 3 ч. 16 м. на ней пишет: "Поддержать срочной телефонограммой", и сразу отправляет Туполеву телефонограмму с поддержанием его ходатайства.
Оперативно занимаясь оснащением института необходимым оборудованием, Андрей Николаевич намечал дальнейшее оборудование мастерских и создание новых испытательных установок, работы по аэросаням, а также такие работы, как "собирание данных о крыльях, об аэропланах, особенно больших, о шасси, особенно масляных и воздушных". Намечена и такая работа: ".., подбор какого-либо суррогата касторового масла для смазки ротативных авиационных моторов".
В одном из разделов доклада Н. Е. Жуковского указано число сотрудников авиационного, самого "многочисленного", отдела. В нем кроме заведующего еще пять человек (на 14 июня 1919 года общее число сотрудников ЦАГИ во главе с Н. Е. Жуковским - 32 человека). Перечень намеченных работ явно свидетельствует о том, что Андрей Николаевич серьезно готовится к проектированию самолетов. Однако пока нет необходимой материальной базы, он активно участвует в ее создании. О разнообразии круга решаемых им вопросов в этот начальный период становления института можно судить по протоколам заседаний коллегии ЦАГИ за 1919г."
А.Н. Туполев в аэродинамической лаборатории Кучино вместе с Н.Е. Жуковским. 1919г.
А.Н. Туполев в аэродинамической лаборатории
Кучино вместе с Н.Е. Жуковским. 1919г.
Андрею Николаевичу одному или в составе разнообразных комиссий поручается решение вопросов и о выборе завода-изготовителя большой железобетонной трубы, и экспертиза проекта вентилятора для этой трубы, выполненного Н, В. Красовским, и организация гидродинамического отделения Кучинского института. Наряду с этим он принимает участие в решении вопросов "о создании научно-учебного Авиацентра при Полевом Управлении авиации", "о приемке самолета" и даже "о включении в программу работ института вопроса об изучении летчика с медико-технической стороны".
В это же время Андрей Николаевич работает и в комиссии по постройке аэросаней в качестве заместителя председателя проф. Н. Р. Бриллинга.
В связи с болезнью Андрея Николаевича некоторые заседания коллегии ЦАГИ проводились па его квартире, а осенью 1919 г. по настоянию лечащего врача М. Кон-дорского он едет в Крым. Правда, едет не только лечиться, но и работать. Андрей Николаевич вспоминал:
Жизнеописание, 1920г.
Жизнеописание, 1920г.
"Он (Кондорский) предложил мне быть заведующим технической частью в комиссии, которая по заданию В. И. Ленина поехала на Черноморское побережье организовывать санаторий... С помощью Серго Орджоникидзе удалось организовать и помещение, и белье, и даже питание для ожидаемых прибыть больных, однако... создать санаторий нам не удалось, потому что на побережье Черного моря высадился Врангель. . . Мы с Кон-дорским должны были уехать в Кисловодск и там заниматься организацией санаториев".
В конце 1920 г. Андрей Николаевич возвратился с юга. В декабре он пишет краткую автобиографию ("Жизнеописание"), в которой, как бы подводя итог своей деятельности, перечисляет основные работы за 10 лет. Помимо тех работ, о которых уже упоминалось, он называет малоизвестные работы по исследованию карбюраторов на максмальную мощность и экономичность, разработку камеры низкого давления для испытания высотных двигателей, а также сообщает: "... в настоящее время состою членом комиссии потяжелей авиации, занят разработкой новых гидропланов по заданию Воздушного Флота".
5 апреля 1921 г. на собрании научных сотрудников ЦАГИ Андрей Николаевич единогласно избирается товарищем директора института. На этом же собрании было принято решение ввести в коллегию ЦАГИ руководителей всех отделов. Андрей Николаевич, как руководитель отдела входил в состав коллегии до 1930 г. - начала реорганизации ЦАГИ.

Предыдущая страница Следующая страница
назад ]
Создание и поддержка - Сёма.Ру О музееЭкспозицияСотрудничествоКарта сайтаСсылки [На главную][Контакты][Карта сайта]
Части данного сайта и материалы размещенные на нем допускается копировать при сохранении ссылки на Monino.Ru
© 2001–2016